Украина у разбитого корыта. Павел Шипилин


Украина у разбитого корыта. Павел Шипилин

Юрий Романенко, тот самый украинский политолог, который три года назад мечтал, что нэнька незаметно раздвинет ряды охотников, которые вот-вот начнут свежевать тушу поверженной России, и тоже отхватит себе жирный кусок, уже не так самоуверен. Теперь он пытается «понять, что заставляет нас ходить по кругу и раз за разом приходить к разбитому корыту украинской государственности».

Прошло не так много времени, и вдруг оказывается, что СССР был не так уж плох. «Только человек с крайне ограниченным пониманием истории может считать, что совок мог конкурировать с величайшей мировой державой на протяжении 45 лет, не осуществив соответствующих социальных, технологических и экономических инноваций, — объясняет политолог соотечественникам. — Напомню, что до КНР самые высокие темпы роста в мировой истории демонстрировали СССР и Третий Рейх. А в 1960-е годы такие классики политологии как Самуэль Хантингтон видели в совке государство первого класса, показывающее пример модернизации (см. «Порядок в меняющихся обществах» 1968 год). Забавно, когда в Украине рассуждают о «сомнительных достижениях СССР», если нас по-прежнему окружают его экономические, инфраструктурные, образовательные и прочие каркасы».

Да-да, это очередное свидетельство переосмысления Украиной ее места на политической карте мира, попытка понять, почему у нее не получается стать по-настоящему независимой, процветающей державой. Ответ, конечно, лежит на поверхности: часть крупного цивилизационного проекта не в состоянии за несколько десятилетий сбросить с себя груз тысячелетних традиций и превратиться в субъект геополитики. А объектом украинцы быть не хотят.

На самом деле, если подойти к ситуации по-деловому, рассудительно, то шанс у Украины есть. Лет 200 – 300 гуляй-поля, непрерывной битвы всех против всех, причем, не на танках, а на тачанках, ибо на солярку денег не будет, возможно, с шашками, луками и стрелами, и царь горы — объединитель земель станет полновластных хозяином территории, с которым будут считаться и внутри, и снаружи. То есть, придется вернуться лет на 400 назад и начать все с начала. Сочинять веселые письма турецкому султану, крутиться между Польшей и Россией, предавая то одну, то вторую, и в конце концов привезти челобитную в Москву православному царю.

Правда, я думаю, что второй раз в одну и ту же реку войти не получится — времена не те. Лучшее время Украины уже позади, в Советском Союзе, о котором вдруг вспомнил Юрий Романенко. Когда нэнька вдруг заполучила земли, которые ей никогда не принадлежали, и язык, на котором ее научили писать и читать. А также заводы и фабрики, железные дороги, ГЭС и АЭС, которые теперь ей не по карману.

Уже понятно, что территории, доставшиеся на халяву, ей не удержать — разойдутся по соседям. Но беда в том, что за время, проведенное в составе Государства Российского, Украина привыкла ощущать себя империей. Поэтому постоянно топает ножкой и требует к себе уважения. И эта неточность в самоидентификации, конечно, выглядит смешно.

Уже не империя, нет. И даже еще не государство. Не стоит мечтать о равных правах — если кто-то и идет навстречу, сажает за общий стол, то только чтобы позлить Россию.

На самом деле, перспективы у Украины гораздо печальнее. О чем и написал в статье «Украина опустила шлагбаум перед Крымом».

Павел Шипилин