Запад как мировая провинция. Виктор Мараховский


Запад как мировая провинция. Виктор Мараховский

В передовых англоязычных изданиях — от демократично таблоидных до элитно экономизированных — в этом году резко выросло число публикаций про утрату Западом глобального лидерства.

Нет, в принципе эта утрата — тема, популярная там последние лет десять, с начала кризиса. Она популярна примерно в такой же степени, в какой у нас – плач по «отсутствию образа будущего» (и понятно почему: это одна и та же тема. Просто исполняемая с национальными вариациями в разных частях Старого Света на разных языках).

Но в последние, пожалуй, месяцев десять, когда до «профессионально мыслящей» публики дошло, что Старым Светом теперь может оказаться и Америка — тема Утраты Лидерства стала уже непрерывным тревожным фоном.

Если собрать продвинутые (написанные, как правило, «группами политических аналитиков» или «авторитетными авторами и преподавателями») тексты об Утрате, скажем, за месяц и прочесть их все разом — создаётся панорамная картина, скорее напоминающая мозаику.

Она, если можно так выразиться, «раскидана на аспекты». То есть описание процесса утраты лидерства и его причин — дробится в статьях на фрагменты и нюансы.

Вот одна группа авторитетных авторов сообщает нам, что один из главных аспектов проблемы — в самоотстранении Америки от помощи слаборазвитым странам.

В годы, когда на международную благотворительность США тратили почти процент своего бюджета — авторитет Америки в беднейших частях света был высок, симпатии к политике Штатов были велики, и во всех странах имелись верные и благодарные союзники. А потом пришёл Трамп и принялся сокращать внешнюю помощь. Из-за его желания нелепо сэкономить путём уполовинивания бюджета USAID — мы теряем моральное лидерство в мире, в результате чего «образуется вакуум, который заполнят государства-конкуренты, менее, чем мы, ценящие человеческую жизнь».

Вот другие авторитетные авторы сообщают нам, что главная причина — в исчезновении образованных американских лидеров, разбирающихся в международной повестке.

И, соответственно — потере банальной квалификации творцами внешней политики. Во времена Холодной войны, когда страной командовали Эйзенхауэр, Кеннеди и Буш-старший, внешнюю политику делали гении («преподаватели-практики») уровня Киссинджера и Бжезинского. А ныне Госдепом руководит предприниматель, а послы в ключевой для США стране Тихоокеанского региона, Японии — какие-то фандрайзеры и клановые политики, ничего ни в Японии, ни в дипломатии не понимающие.

Вот авторы рассказывают, что основная беда — в наличии у Китая, например, долгосрочного, 50-летнего по меньшей мере плана развития и мощной международной супер-инициативы  (имеется в виду «Пояс и Путь»).

И не надо думать, что прагматичные китайцы так уж пойманы в ловушку своего прагматизма: нечто явно большее, чем просто желание прибылей, заставляет их сегодня инвестировать гигантские суммы в бедные, рискованные и неизвестно когда готовые расплатиться страны. Пакистан — 50 миллиардов долларов, Индонезия — 40 миллиардов, Шри-Ланка и Иран — по 20 миллиардов, и даже далёкие африканские Кения и Либерия получили 15 и 6 миллиардов соответственно. Более того — в «Пояс и Путь» китайцы планируют вложить порядка триллиона.

Есть ли у Америки или Европы проект сравнимого уровня? Или у Запада «есть тактика, но нет стратегии»?

Вот британский таблоид со ссылкой на бельгийско-европейского политика насмехается над призывами главы европейской дипломатии Федерики Могерини «сделать Европу одним из глобальных лидеров». С похожим пояснением: «Евросоюз не станет глобальным лидером, потому что у него нет попросту представления о том, что для этого требуется (и соответствующего хребта)».

Ещё один обнаруживаемый аналитиками аспект — это, внезапно, чрезмерные военные траты США. Если Холодную войну мы выиграли путем подъема Японии и Германии, сообщают аналитики — то Китай в свое время сумел рвануть в развитии, снизив свой военный бюджет с 13 до 3% ВВП. То же делает сейчас мирная Индонезия. Одновременно Азия развивает передовые технологии невоенного плана — и нагоняет нас в них.

В итоге «в ядерной или конвенционной войне мы, конечно, сильнее любых Китаев и Россий. Но в ряде других аспектов, например, в кибервойне, Россия, Китай, даже Израиль могут нам противостоять».

Ну и так далее.

При этом, как отмечают профессиональные мыслители передового мира, пытаясь мысленно согнать США с места «глобального лидера» и сажая на него Китайскую Народную Республику — она тоже в лидеры не годится.

Потому что «у Китая нет союзников, если не считать опасный и нестабильный Пакистан и КНДР, которая скорее враг, с которым китайцам приходится вести себя по-дружески… Это говорит о том, что Китай не сможет заменить США. Мир без лидера — возможно, явление временное, но именно к нему мы идём».

…Что во всём этом самое интересное, уважаемые читатели.

Мыслители по каким-то причинам вообще не пытаются анализировать вопрос о том, откуда само понятие Глобального Лидерства взялось и является ли оно необходимым.

То есть западные авторы в принципе не готовы принять мир, вместо непрерывного «царя горы» играющий в какие-то другие, менее травматичные игры. Такой мир для них — явление дискомфортное, и хорошо бы, если бы оно было временным.

И это, как представляется, действительно показывает нам главную причину Утраты Лидерства.

Эта причина — в самом институте «глобального лидерства», которое, по сути, есть просто конверсионный вариант старого доброго Мирового Господства, призванный спасти его завоевания.

Иными словами — глобальное лидерство уже само по себе является (по историческим меркам) «планом Б». Формой сохранения позиций, приобретённых в свое время пушками, флотами Запада, его винтовками и колючей проволокой для аборигенов.

Глобальное лидерство — это уже завершающая стадия эпохи мировых завоеваний, попытка «зафиксировать прибыль».

И, поскольку мировое господство есть сугубо западная идея — оно (в любой форме) попросту не нужно никому из тех, в ком Запад видит сегодня «конкурентов, бросающих вызов глобальному лидерству Америки».

Ни ядерным Китайской народной республике и Российской Федерации. Ни «немного ядерной» Индии, ни тем более Индонезии или там Бразилии.

То есть западное желание оставаться метрополией и ужас перед возможной ролью провинции — существует сугубо внутри западного же сознания. Предполагающего непременно мировую империю с игрой престолов, лидерами и лузерами.

И в этом смысле — да, грядущий мир, в котором одна супердержава сражается за власть, не нужную остальным супердержавам, действительно может оказаться неуютным местом.

Но ровно до тех пор, пока бывший мировой лидер не бросит это своё занятие

Виктор Мараховский, Ум+

Загрузка...