Грибница ядерного гриба. Роман Носиков


Грибница ядерного гриба. Роман Носиков

Северная Корея — сказочная страна. Так кажется из новостей.

Страна, в которой люди питаются одним рисом, ходят в одинаковых костюмах, где прически устанавливаются государством, а глава Северной Кореи, диктатор Ким Чен Ын, ни за что ни про что своих генералов, танцовщиц и чиновников расстреливает из зениток, скармливает собакам, бросает в набежавшую волну или в ядерный реактор.

Все эти жуткие новости из года в год раз за разом перепечатывают вполне респектабельные СМИ. Каждый раз забывая, что все это — плод творческого труда журналистов Южной Кореи, которым по закону запрещено говорить о Северной Корее что-то хорошее. Чтобы не сесть в тюрьму, они обязаны выдумывать о ней что-то плохое.

Время от времени, Северная Корея действительно начинает вести себя экзотично. Например, пуляет что-нибудь баллистическое в небо и напоминает, что перед нами — ядерная держава. И что если Япония, США или Южная Корея хоть что-то задумали — пусть немедленно перестанут задумывать, а иначе тут будет гора костей и море крови.

Странно, но США и Япония действительно часто ведут себя так, как будто что-то задумали.

За всей этой суетой, сплетнями и слухами так и остается невидимой для нас реальная Корея, с ее жизнью, бытом, мировоззрением и историей.

Между тем, само существование Северной Кореи началось в результате трагедии.

Уничтожение нации

До 1945 года Корея была колонией Японии. Японцы чувствовали себя в Корее хорошо и ни в чем себе не отказывали. В том числе, в массовых казнях и использовании кореянок в качестве сексуальных рабынь для солдатских борделей.

Как вам такие словосочетания, как «массовые казни», «рабство», «сексуальное рабство», «опыты над людьми», «политика убийств», «политика трех «всех»: убить все, сжечь все, грабить все», «каннибализм», «поедание людей заживо»?

В отношении корейцев проводилась политика «уничтожения нации». Запрет корейского языка приобретал самые своеобразные формы исполнения.

Так, в отдельных шко­лах детям выдавались особые бирки. Если кто-то из корейских детей говорил в школе по-корейски, то другие дети должны были отнимать у нарушителя талон. Если в конце недели у ученика было меньше десяти талонов, его били палкой. Если больше — ученик получал подарки.

По указу от 23 августа 1944 года были созданы подразделения «несгибаемых», кото­рые комплектовались из корейских женщин и девушек. Большинство из них отправляли в японскую армию. Днем девушки и женщины рабо­тали, обслуживая оккупантов: обстирывали, убирались, готовили пищу. Даже подносили патроны.

А по ночам эти женщины должны были исполнять обязанности «женщин-успокоительниц». То есть полковых проституток. В среднем на каждую «женщину-успокоительницу» приходилось по три десятка солдат, а в конце Тихоокеанской войны число солдат могло доходить до сотни.

Корейцы очень уважают своих женщин. И они ничего не забыли.

Железной рукой к счастью

Этот праздник жизни закончился с разгромом Советской Армией самой крупной сухопутной группировки японских войск — Квантунской армии. Корея стала свободной.

По соглашению между союзниками по антигитлеровской коалиции, в Корее были определены две временные зоны для приема капитуляции японской армии: советская к северу от 38-й параллели и американская — к югу от нее. В сентябре 1945 года на юге страны высадились войска США.

Высадившись, американцы незамедлительно стали обустраиваться с комфортом.

Обустраиваться им помогали те же люди, которые до этого обслуживали господ из Японии и которых за это люто ненавидело все местное население.

СССР связывал будущее Кореи с просоветским Ким Ир Сеном, который к этому моменту уже заработал авторитет партизанскими рейдами в Маньчжурии. А США сделали ставку на прояпонских коллаборационистов. Которые использовали благосклонность американцев как инструмент для подавления просоветских и вообще демократических тенденций в корейском народе.

Страну незамедлительно охватили забастовки и восстания, которые жестоко подавлялись при деятельном участии американской армии.

В сентябре 1946 года 8000 железнодорожных рабочих провели в Пусане забастовку, которая быстро переросла во всеобщую забастовку рабочих и студентов во всех крупных городах Юга. Армия США арестовала лидеров забастовки железнодорожников. Помните корейский фильм про зомби «Поезд в Пусан»? Вот это тот самый Пусан, с той же дорогой.

Потом было восстание в Тэгу. Поводом стало убийство полицией нескольких студентов.

Следующим восстал Йончхон. Это восстание тоже было подавлено армией США. Так корейский народ железной рукой загоняли к счастью.

Это вам не лобио кушать

Чтобы как-то наладить местную власть, генерал Дуглас Макартур привез из США Ли Сын Мана. Он сначала наладил связь с местными лидерами коммунистов, а потом убил их и захватил власть.

Под дулами американских солдат были проведены выборы, в которых не участвовало большинство партий. Но демократия — это вам не лобио кушать.

Демократическое правление Ли Сын Мана началось с подавления восстаний, с репрессий и расстрелов.

На острове Чжудо было убито около 60 тысяч человек. 40 тысяч сбежало из страны. 270 деревень с неправильным прокоммунистическим населением было полностью уничтожено.

Посольство США было в восторге: «Тотальная кампания по уничтожению партизан практически завершилась в апреле, порядок восстановлен, большинство повстанцев и сочувствующих убиты, схвачены или обращены».

Это к тому, будет ли посольство США возмущаться по поводу «сожженных колорадов» или нет. Нет, не будет, если все идет так, как надо США.

Потом была бойня в Чеджудо.

Эти зверские расправы при непосредственном соучастии тех же людей, что помогали Японии уничтожать корейцев, и стали причиной вторжения Северной Кореи в Южную и начала Корейской войны, которая окончательно расколола единый ранее народ и унесла еще множество жизней.

Таким образом, из когда-то единой страны с единым народом в результате политики сильных стран были созданы две ненавидящие друг друга диктатуры. Одна — капиталистическая, с «Самсунгом» и LG, а вторая — коммунистическая, с ядерной бомбой.

Зачем им бомба

Удивительно, но когда заходит речь о Корее, журналисты занимаются рассказами о чем угодно — о прическах, о любовницах очередного Кима, о ракетах… Но никто и никогда не говорит о трагедии корейского народа в XX веке, которая многое бы объяснила.

Поведение Северной Кореи иногда кажется неадекватным и истеричным. Но неизвестно, до какой степени истеричности могли бы дойти мы, если бы после Великой Отечественной войны международное сообщество настоятельно принялось бы нам предлагать правительство во главе с Альфредом Розенбергом, Брониславом Каминским и Андреем Власовым.

Вся эта нынешняя милитаризация — следствие исторического опыта Кореи, пережившей несколько геноцидов подряд. Корейское национальное сознание содержит непоколебимую уверенность, что мир может незамедлительно приступить к их истреблению, покажи они хоть ничтожную слабину, дай они хоть малейшую возможность.

Никакие самсунги, хенде и киа не кажутся им достойной заменой суверенитету, который может быть обеспечен только наличием ядерной бомбы. И у них есть для этой уверенности очень веские основания.

Роман Носиков, РИА ФАН

Загрузка...