Армия распробовала беспилотники. Денис Федутинов


Армия распробовала беспилотники. Денис Федутинов

Масштабные закупки беспилотных систем позволили накопить опыт эксплуатации и боевого применения БЛА, а самое главное — дали понимание их места и роли в современных вооруженных силах. Активное использование БЛА в ходе масштабных учений, а также в реальной боевой обстановке сделало их действующим элементом оснащения войск.

Комплекс «Строй-П» с дистанционно пилотируемым аппаратом «Пчела»

В советские годы в нашей стране был создан неплохой задел по беспилотной тематике, позволявший говорить о паритете в данной области с западными визави. Исключение беспилотников из списка приоритетов российских военных, произошедшее в 1990-е, привело к остановке работ и постепенному накоплению отставания от ряда стран.

В результате к середине первого десятилетия XXI века российские вооруженные силы остались с беспилотными системами старого образца — «Стриж» и «Рейс». Они создавались КБ Туполева еще в 1970-е годы, а комплекс «Строй-П» с дистанционно пилотируемыми аппаратами «Пчела» был создан НИИ «Кулон» и КБ Яковлева в конце 1980-х.

Проблемы, связанные с отсутствием в войсках современных беспилотных средств разведки и наблюдения, наглядно проявились в 2008 году во время августовской войны. Российские военные тогда неоднократно предпринимали попытки использовать имеющиеся на вооружении беспилотники, но их эффективность оказалась весьма низкой.

Этот конфликт стал в полном смысле переломным моментом в судьбе отечественных беспилотников. Стало очевидно, что необходимы серьезные и безотлагательные действия по исправлению ситуации. Действия эти носили многовекторный характер и состояли в том числе в открытии работ по созданию перспективных систем, а также закупке некоторых имеющихся на рынке систем.

Первая из предпринятых мер заключалась в приобретении партии беспилотных систем Bird Eye 400 и Searcher Mk II у одного из ведущих мировых разработчиков подобной техники — израильской компании IAI. Впоследствии была налажена сборка дополнительной партии этих беспилотных систем в России под наименованиями «Застава» и «Форпост», для чего были использованы мощности завода УЗГА в Екатеринбурге.

Параллельно российским военным ведомством были начаты закупки отечественных систем, отобранных по результатам сравнительных испытаний. В их числе, в частности, БЛА «Орлан-10» разработки компании СТЦ из Санкт-Петербурга, «Элерон-3СВ» разработки казанской фирмы «Эникс», а также беспилотники семейства «Гранат», производимые компанией «Ижмаш — Беспилотные системы».

Кроме того, Министерством обороны России финансируется проведение ряда научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), направленных на создание перспективных образцов отечественных систем БЛА. В их числе проект тактического БЛА, над которым работают специалисты входящего в состав концерна «Вега» рыбинского КБ «Луч», проекты двух комплексов средневысотных БЛА с большой продолжительностью полета, разработкой которых занимаются петербургская компания «Кронштадт» и казанское ОКБ имени Симонова, а также проект тяжелого разведывательно-ударного беспилотного летательного аппарата, работы по которому ведутся компанией «Сухой».

Сегодня уже можно сказать, что интерес российских военных к беспилотникам перешел из теоретической плоскости в практическую. Весьма показательно в этом плане создание в Министерстве обороны управления, специализирующегося на системах БЛА. Результатом принятых мер стало то, что отставание России от ведущих мировых держав в области беспилотных систем по крайней мере перестало увеличиваться.

Положительные ожидания связываются и с ведущимися в настоящее время НИОКР по созданию перспективных образцов беспилотных систем. Процесс этот требует воссоздания компетенций, а потому является небыстрым и достаточно затратным. Однако демонстрируемые российским военным ведомством последовательность и настойчивость вселяют оптимизм относительно перспектив отечественных беспилотников.

Денис Федутинов, газета «Известия»

Загрузка...