Дитя без глаза. Госдеп хочет остановиться, но сам не может


Дитя без глаза. Госдеп хочет остановиться, но сам не может

Дитя без глаза. Госдеп хочет остановиться, но сам не может»>

Если эти слова Хезер Науэрт – способ извиниться, то довольно странный. У нас даже дети, нашкодив, хотя бы говорят, что больше не будут. И пусть все знают, что все равно будут, но формальности соблюдены. И их даже становится жалко.

То ли ее не предупредили, то ли все-таки сработала журналистская привычка называть вещи своими именами, но пресс-секретарь Госдепа Хезер Науэрт от официальной версии вторжения в российские дипобъекты отошла. Они нам что говорили: никакие это не спецслужбы рылись в шкафах, заглядывали под кровати и крушили паркет. Зашли, мол, гражданские люди чисто по-человечески поинтересоваться: «а ч-чо это вы тут делаете, а?» Но Науэрт на брифинге признала, что это именно сотрудники силовых структур «совершили тур» по представительствам России.

Тут же, правда, спохватилась и исправила. Но только «тур» на «инспекцию». Науэрт не Псаки – за словом в карман не лезет и в офис за уточнением не уходит. А надо бы. Хотя ответ на вопрос о возможной реакции Москвы, похоже, был домашней заготовкой и ждал только повода, чтобы прозвучать. США рассчитывают, что обмен дипломатическими действиями прекратится, заявила она. Забыв уточнить, что со своей стороны США уже действуют не дипломатически. «Мы хотим улучшить наши отношения и не хотим принципа «око за око»«, –  выдала она журналистам страхи Госдепа.

Ну ни к чему этот суд о захвате российской собственности. И минус еще 155 сотрудников дипмиссии Соединенных Штатов в России – тоже ни к чему. Эту цифру Владимир Путин озвучил со словами, «если уж совсем по-честному говорить о паритете». Впрочем, пока только суд. Ему-то и надо будет решать, быть ли хваленым американским или остаться просто американским. Госдеп устами Науэрт этот выбор уже сделал. Вообще, это довольно странный способ просить прощения. У нас даже дети, нашкодив, чтобы избежать наказания, хотя бы говорят, что больше не будут. И пусть  все знают, что все равно будут, но формальности соблюдены. И их даже становится жалко.

Впрочем, жалким выглядит и Госдеп. Хотя у Хезер были варианты. Могла, например, исполнить что-то из до боли нам знакомого. Бросьте обижаться на невзгоды, сдайтесь нам – и вот вам благодать. Обыски в любое время года надо благодарно принимать. И контрольным – для тех, кто не понял: надо благодарно принимать! Поэтому – зачем око за око, подставляйте сразу вторую щеку. Так в ее голове звучала эта фраза полностью. Но произнесла она только первую часть. Сказала бы проще: хотим остановиться, но сами не можем. Давайте вы первые. Получается какая-то околесица. Но ведь когда око без ока, она и получается. А нам предлагают именно такой вариант.

Нам, конечно, должно льстить признание Госдепа в том, что мы умнее. Считается же, что только такой человек в любом конфликте остановится первым. Но примерно так же, как в Вашингтоне, вправе были рассуждать и фашисты. Дескать, мы вероломно и без объявления, а вы давайте прекратите этот обмен ударами. Будьте умнее. Железная логика. США теряют лицо, поэтому хотят сохранить хотя бы зрение. А как без него, если любимое выражение Трампа, как вычислили в Associated Press – «Посмотрим». Это у него «слово-паразит» на все случаи жизни. Будь то последствия урагана «Харви», ситуация вокруг КНДР или отношения с Китаем.

Он ведь и про перспективу отмены антироссийских санкций когда-то говорил: «Посмотрим». Ну хоть бы раз для разнообразия сказал: «Подумаем». Нет. Стало быть, за орган, который отвечает за этот процесс, им не стоит беспокоиться. Другое дело глаз. Его же могут и кое на что натянуть. А так не хочется видеть то, во что все равно уже вляпались.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik

Загрузка...