Эдвард Радзинский и Владислав Лаврик расскажут о расстреле царской семьи


Большой фестиваль РНО уже давно стал знаковым событием на музыкальной карте Москвы. В этом году смотр проходит девятый год. В афише — масштабная программа из сочинений Жоржа Бизе и Мориса Равеля, поэмы Александра Скрябина «Прометей»,  Концерта для скрипки с оркестром современного шотландского композитора Джеймса Макмиллана….Однако одним из самых обсуждаемых событий обещает стать вечер, посвященный 100-летию Революции. В качестве автора и главного действующего лица выступит писатель Эдвард Радзинский. На сей раз писатель прочтет свою пьесу «Последняя ночь последнего царя» — о расстреле царской семьи в Ипатьевском доме. За пульт Российского национального оркестра встанет один из перспективных молодых дирижеров Владислав Лаврик. О предстоящем вечере он рассказал «МК». 


Дирижёр Владислав Лаврик

— Владислав, приходилось ли вам раньше участвовать в литературно-музыкальных программах? Как себя ощущает дирижер в таком непростом формате? Да ещё и с Радзинским. 

-Да, у меня были проекты, где музыка сочетается с литературным словом. Например, С Александром Олешко, Михаилом Ефремовым и Павлом Любимцевым мы делали сказки для детей. Но такой серьезный и глубокий материал у меня впервые. Здесь необходимо полное погружение в пьесу, очень хороший контакт с Эдвардом Станиславовичем на сцене, чтобы музыка и слово стали чем-то единым. Темп спектакля может все время изменяется, в зависимости от реакции зала и от характера изложения текста, поэтому нужно хорошо ориентироваться в пьесе и быть готовым ко всему!

— Как долго шла ваша работа над подготовкой вечера? Трудно ли было найти подходящую музыку к тексту  Радзинского? Какие произведения исполните на вечере?

— Наша совместная работа началась где-то год назад. Конечно, Эдвард Станиславович давно занимается изучением личности Николая II и тех событий. Пьеса была написана им в 90-е годы, но идея совместить с музыкой появилась недавно. Когда я начал читать пьесу, мне были важны первые ощущения. Я погружался в каждое слово и прислушивался, какая музыка звучит у меня внутри. За основу я предложил 11 и 12 симфонии Шостаковича. Одиннадцатая посвящена событиям 1905 года, а 12-я — революции 1917-го. В этой музыке слышна атмосфера и настроение того времени. Есть в нашей постановке и лирические музыкальные фрагменты, характеризующие отношения между Николаем II и его женой Александрой. Там звучит Глинка и Рахманинов. Хор является важнейшей краской этого спектакля. Он и есть народ, который поет церковную музыку и «Боже Царя Храни», а потом резко это прерывает Интернационалом. Этот контраст звучит страшно, собственно, как и было в то тяжелое время.

— С художественным руководителем Большого фестиваля РНО Михаилом Плетневым вас связывает многолетнее сотрудничество. Чему вы научились у него, как молодой дирижер?

— Михаил Васильевич Плетнев выдающийся пианист и дирижер. Он во многом воспитал меня как музыканта, так же я от него приобрел понимание стилей, эпох и отношение к их трактовкам. Ну и безусловно, такие вещи как формирование программ, репетиционного процесса, как дать возможность музыканту в оркестре раскрыться — все это я подчеркнул после многих лет нашего сотрудничества .

— Говорят, талантливый дирижер умеет чувствовать произведение. Но ведь еще надо передать свое ощущение музыкантам. Как вы это делаете?

— Произведение должен чувствовать каждый музыкант. Оркестр — это самый совершенный и многогранный инструмент, и дирижер должен управлять им, играть на нем. Дирижер, он как режиссер, который подчиняет своему замыслу актеров. Так и здесь, увлечь замыслом и повести за собой — это и есть задача дирижера. И если замысел интересен, то за тобой обязательно музыканты пойдут.

— Планируете ли в будущем делать подобные программы?

— Мне нравится это синтез  слОва и музыки. Иногда музыка или литературное произведение очень самостоятельны. Но это сочетание может в несколько раз усилить  ощущение и вызвать новые эмоции, глубоко проникнуть в душу. И если это удалось  — для меня это самое главное!

Источник

Загрузка...